Cочинение II
llizavet
В 2016 году, мы получим нового президента, и сейчас, мы нужны думать о том какие характеристики мы хотим с этим человеком. Президент контролирует бюрократию, он представляет народ, и страны и конституции говорит, что президенту нужно сотрудничать с конгрессом. (Так, кто-то пожалуйста, скажите конгрессу!) С этой работой, резидент должен быт интеллигентным, респектабельным, и уверенным. Ho, президенту также нужно быть умным, и понимать стратегию. У хороших президентов США, много других в Вашингтоне такого как Джон Ф. Кеннеди, и очень полезный опыт, такой Джордж Герберт Валкер Бушь. N, мы мечтаем о президенте у которого базовое понимание ГЕОГРАФИИ (Не-как кто-то в конгрессе . . . Том Коттон.) Но, самая важная характеристика: Президенту нужно быть женщиной.
Почему? Потому что женщины понимают, что такое быть угнетёнными или быть проигнорированными. Женщины также знают что им не нужна бравада чтобы заработать уважение, но знание. Им также понимают все традиционные тактики, такие как мобилизации людей для голосования, переезд в центр внимания общественности. Женщины также знают, как сбалансировать семью и работу. Можно, они понимают основы политиков, лучше, чем мужчины. И у женщин-политиков, хорошая и разнообразная история которая показывает, что им не нужны быть мягкой, и мужественные женщины могут хороших политиков. Конечно, мы знаем, что Хиллари Клинтон и Маргарет Тэтчер не " девушки" маленькие цветы. Но, хотя женщины в современной политике (Древние королевы, как Клеопатра, конечно, бывают разные) могут быть такими же агрессивными, как и мужчины если нужно, большинство женщин, кажется, понимают, что существуют пределы . . . Они не убивают политического оппонентов—мы видим тебя, Путина.)
Конечно, политики будут бы политиком, и мы не нужно любит этот футуристического президента, только потому что она женщина. Я только думаю, что это женщина президент изменение что Америку нужно сейчас.

"Бармалей" (законченная версия)
llizavet
Young children!
Not for anything in the world
Do not go to Africa,
Do not stroll in Africa!
[if you go] to Africa there are sharks,
In Africa there are gorillas
in Africa there are big, evil crocodiles
you will be bitten
beaten, hurt –
Do not go, children,
Don’t stroll though Africa.

In Africa there’s the pirate,
the villain is in Africa,
in Africa there’s the dreadful
Bar-ma-ley!

He runs around Africa
and eats children –
Ugly, bad, greedy Barmaley!

And mommy and daddy
sitting under the tree,
and Daddy and Mommy
tell their children:
"Africa is horrible,
yes, yes, yes!
Africa is dangerous,
yes, yes, yes!
Do not go to Africa,
kids, never!"

But when Daddy and Mommy fell asleep in the evening,
Little Tanya and Vanya – to Africa they ran –
to Africa!
to Africa!

Strolling through Africa,
They tear figs and dates from trees,
[Oh,] but Africa!
Behold, Africa! Africa!

They saddle a rhino,
ride it a bit -
well, in Africa!
Behold, Africa!

With elephants on the move,
They play leapfrog –
But, Africa!
Behold this Africa!

[who should approach them but]
a gorilla, gorilla
The gorilla talks to them
And they talk with the gorilla,
saying:
"Sharky Malarky
Opens its cruel mouth.
Do you want to get
Right there, in its mouth? "

"We, will get the shark,
We’ll disregard this warning,
We will beat Sharky Malarky with
bricks, bricks,
We will get Sharky Malarky with
Fists, fists!
We will get Sharky Malarky, we’ll
Kick, kick!"

The shark was scared
They drowned him with fear-
Serves you [right], shark!

But here in the swamps
There is a hippo that roars,
he goes, he goes through the swamp
and roars loudly and angrily.

Tanya and Vanya laugh,
Ticked its belly:
"ah, but this belly,
What a belly –
wonderful!"

The behemoth cannot not stand such insults,
[and he] Fled for the pyramids
roaring,
Barmaley, Barmaley
He shouted:

"Barmaley Barmaley Barmaley!
Come out, Barmaley, hurry!
These nasty children Barmaley,
Do not pity them, Barmaley,
do not be sorry!"


Tanya and Vanya tremble -
Barmaley sees. He strolls through Africa,
And over all of Africa he sings:

"I’m the bloodthirsty,
I'm the ruthless,
I am the angry pirate Barmaley!
And I do not need
Neither marmalade,
Nor chocolate
but only small
(Yes, very small!)
Children! "

His scary eyes sparkle,
His scary teeth gnash,
He ignites a terrible cookfire,
He screams a terrible word:
"Carabas! Carabas!
Have lunch now! "

The children cry and weep,
They beg of Barmaley:

"Dear, dear Barmaley
Have mercy on us,
Let us go as quickly as possible
Back to our dear mother!

To run off from our mother,
Will never will again,
And our Africa stroll
We’ll forget forever!

Dear, dear eater,
Shoe mercy on us,
We'll give you candy,
Tea with biscotti! "

"No-o-o !!!"

And said Tanya, Vanya:
"Look, in an airplane
Someone flies the skies.
It’s the doctor, it’s the doctor,
The good Doctor Ouchy! "

The good Doctor Ouchy
Flies past Tanya and Vanya
Tanya-hugging Vanya
And to the villain Barmaley
Smiling, he says:

"But please, my dear,
My dear Barmaley
Untie, release
These little children! "

But the villain grabs Ouchy
And throws him into the fire
And in the flames screams Ouchy:
"Oh, it hurts! Oh, it hurts! Oh, it hurts!"

And the poor children lie under a palm tree,
And look at Barmaley
And cry and cry and cry!

But across the Nile
The Gorilla appears,
The Gorilla appears,
And she leads the Crocodile!

The good doctor Ouchy
Says to the crocodile:
"Well, [if you please]—immediately!--
Swallow Barmaley instead,
the greedy Barmaley,
so that he won't swallow
These little children! "

He turned,
He smiled,
The Crocodile laughed
And swallowed the villain
Barmaley,
Like a fly,
He swallowed him!

Glad, glad, glad, glad were the children,
And they danced and played by the fire:
"You have,
You have
Saved from death,
You freed us.
How lucky that you
Saw us,
oh kind
Crocodile!"

But in the Crocodile’s stomach
Dark and cramped, and gloomy;
in the crocodile’s stomach,
Barmaley was crying, crying:

"Oh, I will be kind,
I’ll fall in love with the kids! Don’t destroy me!
Have mercy on me!
Oh, I will I will I will be better!"

The children pitied Barmaley,
And they said to the crocodile:
"If he will truly be good,
Let him go, please, let him come back!
We will take Barmaley,
We’ll take him to distant Leningrad!"

The Crocodile nods,
Opens his mouth wide -
And from [inside him], smiling, springs Barmaley
And the persona of Barmaley was kinder and mild:

"I'm glad, I'm glad,
To go to Leningrad! "
[Says] Dancing, dancing Barmaley!

"I’ll be good, I’ll be good, yes, good!
I’ll bake for children, for children
Cakes and biscuits, pretzels!

The bazaars-- to the bazaars I’ll go, I’ll stroll!
I get gifts, a gift of cakes to distribute to children,
Pastries, bagels, and treats for the children.

For Vanya
And for Tanya
And for me, for me I’ll have
Mint gingerbread!
Gingerbread-mint,Fragrant,
[and] Surprisingly pleasant . . .

Come on,
[There’s] not a penny to pay,
Because Barmaley
Loves the little children,
Loves, loves, loves, loves,
Loves little children!"

Poem Translation
llizavet
Gypsy Cigarettes (modified/simple rhyme scheme)
by Andre Rodinov

The cigarettes don’t sell themselves, and so there’s Nikolai,
Sitting in the kiosk among the bones of a worker’s paradise.
Chocolates too won’t buy themselves, so every morning she must try,
To have her taste of Twix and things no matter what the price.

Ten thousand rubles each she pays, ten thousand and a sneer,
His smile strange, she breathes into his face, her fire much too near.

And when she goes he dreams of her, languishing in a patrol car’s seat,
And himself he sees on the driver’s side, baton and cuffs in hand.
He’ll pull her down, and down, he’ll have her at his feet,
Her hair in his hand and her mouth on him, she’ll burn at his command.

He stews himself in the thought of her, steeps in a streetlamp’s light,
Dreams of her fire—stifled like his—of never putting up a fight.

He imagines of an angel desensitized, as vodka bottles on the shelf cast halos
In multicolored beams . . .
Of the dismembered body found in the park, he hasn’t dared to dream.


* * *

Gypsy Cigarettes (With original rhyme scheme)
by Andre Rodinov

The cigarettes don’t sell themselves, and so there’s Nikolai,
Sitting in the kiosk among the bones of a worker’s paradise.
Chocolates too won’t buy themselves, so every morning she must try,
To have a taste of Twix and things while journeying to school.

Nikolai keeps a smile for her that’s nearing on a sneer,
Trading candy and promises for ten thousand rubles each.
She exchanges her change for her breath on his face,
A jet of smoke with invisible fire, exhaled much too near.

Nikolai sits and dreams of himself, of wearing a policeman’s shoes,
Perched in a patrol car all his own in place of his throne of crates.
He’ll order her inside with him, demand she pay her civilians’ dues,
By tasting a candy all his own.

He sits in the pool of a streetlamp, half hidden in forests of vodka and newly imported brandy,
Bottles casting their silhouettes on a display of knock-off Marlboro lights
In multicolored halos . . .
He hides in his dream not knowing still, that in the park just an hour ago,
Encased in a gym bag—a real policeman—found her dismembered body.

Хэллоуинские Друзья (Рассказ)
llizavet
Хэллоуинские Друзья

Каждый год в Америке, люди празднуют хэллоуинский праздник натридцать первой. Хэллоуин очень старый праздник который люди в Англии отмечали, потому они хотели праздновать ночь во время которой думали что призраки и магия будут больше чем нормально. Сегодня, немножко люди думают что это правда, но которые считают, знают что чёрные кошки понимают магию, и что призраки боятся тыкв которoй наживаются "Джек-о-лантерн". Ну, что они сказали, которые не знают Каспер, Машку Кошку, и Джо Джек-о-лантерн.

Кеспер призрак. Он жил в кладбище, недалеко от большого старого дома где никто не живут. Но, где не люди живут. Машка Кошка, одна кошка, любила это дом потому что вот были мышки. Она ела мышей вот каждую ночь, ну она жила с женщиной недалеко от этого дома. Тоже с женщиной жил Джо Джек-о-лантерн. Он тыква. Он родился в саду, и для Хэллоуин, него переехал на крыльцо.

Один ночь, Машка Кошка сказала:
"Джо Джек-о-лантерн, почему, когда я выхожу, ты всегда плачешь?"

Он сказал:
"Потому что женщина не любит холодную погоду, и не сидела на крыльце ночью. Когда ты выходишь, у меня тоьлко я."

Машка Кошка по думала, и сказала:
"Я понимаю, но если я не выхожу, я не могу есть мышей, и я люблю мышки."

"Я знаю," сказал Джек-о-лантерн, "и я не хочу чтобы ты тоже плакала. Идти!! Я буду дома."

Машка Кошка хотела есть мышки, и она выехала. Ну, она думала о Джек-о-лантерне. Кто был будет дома с ним? Я не хочу видеть ему плачет.

Потому как она думала, она не видела, куда она шла. И дорогая Машка Кошка, она упала в отверстие! Она была на кладбище где никто не жил, в отверстие! Машка кошка она боялась кладбище, и она кричала "Мне нужна помощь!" Но никто далеко от кладбища. Дорогая Машка Кошка сидела и плакала. Кеспер слышал.

Он думал, Кто плачет!? Только я живу здесь. Он хотел знать, и он посмотрел в отверстие. А что он выдел? Одну маленькую, чёрную кошку; нашу Машку Кошку. Он сказал:
"Маленькая кошка, потому вы здесь?!"

"Я упала," она плакала.

"Я думала, что чёрные кошки понимали магию и знали ведьм. Потому не выйдешь из отверста?"

"Потому что я не понимаю магию, и моя женщина не ведьма. Я не могу выехать."

Кеспер понимал. Он думал и думал, и сказал:
"Я знаю, где дерево. Я принесу ветку и вы сможете подняться."

"Спасибо, спасибо!" Машка Кошка сказала. Кеспер принес ветку. Когда Машка Кошка вылезла из отверстие, она сказала:
"Спасибо большое, призрак. Меня зовут Машка Кошка."

"Меня зовут Кеспер. Приятно познакомиться. Но, я хочу знать, потому вы на кладбище?"

"Потому я не посмотрела, куда я шла. Я хотела, с ходить в дом, потому я люблю есть мышей, которые живут там."

Кеспер сказал:
"Конечно, я понимаю. Ну, о чём вы думали?"

"О моём друге, Джо Джек-о-лантерне. У него толки он, когда я здесь каждую ночь. И он всегда плачет."

"Я понимаю его! Только я живу здесь, и я всегда плачу, тоже."

Машка Кошка думала и думала, когда Кеспер сказал он тоже плачет. И она сказала:
"Я мечтаю, чтобы призраки не боятся тыкв. Я был сказать, что вы и Джо Джек-о-лантерн любят быть с друг другом."

"Я не знаю," Кеспер сказал, "если я боюсь тыкв."

"Если вы не знаете... Конечно, нам нужно стараемся. Давай!" Сказала Машка Кошка, и они убегали от кладбища. Когда они прибыли домой, Джо Джек-о-лантерн сказал:
"Машка Кошка, кто он?!"

"Меня зовут Кеспер."

"Очень познакомятся, Кеспер," сказал Джо Джек-о-лантерн. "Но, вы призрак. Вы боитесь меня?"

"Только немножко," он сказал, "потому я застенчивый. Ну, я понимаю, что вы живёте один. Я тоже один... И Машка Кошка думала, что мы может быть с друг другом."

"Конечно!" Крикнул Джо Джек-о-лантерн, и они решили, что сейчас Кеспер будет жить с ними. И всё весело, кроме нашей женщины, которая увидела у неё призрак дома.

Автобиография Лоры (редактированный)
llizavet
Автобиография Я

Меня зовут Л. Лизавет. Я учусь в Колорадском университете, на четвёртом курсе, на политологическом факультете. Я живу в Колорадо, это очень красивый штат. У него большие горы на западе, и многие речки. Я живу в Болдере, но я родилась в Паркере, и я хочу жить в Дуранго потому что я люблю горы. Я также поступy в Западном Wтатом Кодорадском университет, где я хочу получать степень магистра. Это университет в Гуннисоне. Я хочу стать учительницей.

Я также автор. С этой работой я могу есть в Болдере, а я пишу каждый день. Мне лучше писать, но мне трудно редактировать! Мой роман большой. Но, редактировать и писать по-русски мне большее трудно! Я пишу по-английски. Меня интересует русский язык, потому что меня интересуют русская история и политика, но я не хочу писать большую книгу по-русски! Но читать русские книги, я думаю, как интересно. Когда у меня нет университета, я хочу прочитать Достоевского.

Если я не автор, студентка, и учительница, я бы хочу стать космонавтом. Но, я не люблю математику. Я ненавижу математику! И физикой мне кажется очень трудно. Ну, я люблю космос. Когда я была в России, я пошла в космонавтики музей. Как интересно! Я люблю что космонавта история не американская или русская, но человеческая.

Другие вещи я люблю: Моего кота--него зовут Кацби--туфли, книги, музыку, моих друзей, и мой семьей. Они живут в Колорадо тоже, в Паркере. Моей сестре шестнадцать лет, она студентка в школе. Она тоже любит кошк и космос, и ненавидит математику. Она, я, и родители все любим горы. Мы будем ехать в сентябре.

?

Log in